Колывань. Исторический очерк

Колывань — центр административного района, рабочий поселок в 11 тыс. человек — находится в 50 км от Новосибирска, на небольшой речке Чаус, впадающей в р. Обь. В окрестностях Колывани расположены отдельные урочища сосновых боров и лиственных лесов, которые перемежаются с открытыми пространствами речных пойм и полей. С восточной окраины Колывани открывается вид на обширную затопляемую пойму р. Оби с многочисленными озёрами и старицами.

История Колывани, достигшей пика своего развития в качестве торгово-транспортного узла на Московско-Сибирском тракте, пережившей десятилетия запустения и забвения и включённой, наконец, в 1990 году в перечень исторических поселений России, уже достаточно отражена в литературе.

История начиналась с Чаусского острога, который строился для обороны южной границы Российского государства в Западной Сибири от набегов кочевников. В июне 1713 года томский комендант Р.А. Трахтаниотов предложил местному дворянину Дмитрию Ивановичу Лаврентьеву “приискать место для острога на усть реки Чауса”. Строительство острога на берегу р. Чаус в шести верстах от её впадения в Обь началось 29 июня 1713 года и продолжалось до 4 сентября того же года. Острог был четырёхугольным в плане, рубленый в две стены, с четырьмя башнями по углам. Вокруг острога с трех сторон был выкопан ров, а с четвёртой — протекала речка Чаус. Около рва устроены рогатки и поставлены надолбы. В 1719 году здесь была выстроена деревянная Ильинская церковь и поставлены дворы священников. Вскоре за острогом выросла слобода. Поставленный для обороны острог так никогда и не подвергался нападениям неприятелей. После ремонта в 1750 году и исчезновения военной угрозы в связи со смещением на юг границы Российского государства, крепостные укрепления Чаусского острога больше не восстанавливались. Побывавший здесь в 1773 году академик Паллас отметил, что укрепления острога сгнили и разрушились. Служилых людей в остроге уже не было.

Хотя поселение утратило военные функции, но жизнь в нём продолжалась. Через острог в конце XVIII века прошёл главный тракт Сибири — Московский. Притрактовое положение Чаусского поселения делало его центром хозяйственной жизни. Здесь стала развиваться собственная торговля, помимо традиционных сельскохозяйственных у населения появились такие занятия, как извоз, стали развиваться ремёсла по изготовлению предметов, необходимых для транспортных нужд. На крестьян Чаусского ведомства возлагалась обязанность поставлять по очереди или по подряду подводы для почтовой ямской гоньбы.

В 1799 году был образован приход новой церкви во имя Богоявления Господня. Первоначально деревянная церковь строилась в течение 12 лет. Позднее, в 1814 году, был составлен план на постройку каменной церкви, которая была заложена рядом с деревянной в 1816 году по благословению Амвросия, архиепископа Тобольского.

Поселение в течение всего XVIII и начала XIX века носило название Чаусский острог и неизменно входило в состав Томского уезда, несмотря на неоднократные изменения административных границ сибирских губерний, областей, наместничеств. С началом городской реформы в Сибири (1822 года), проводимой Сперанским М.М. и Батеньковым Г.С., вводилось новое районирование и изменялась система учреждений для управления сибирскими губерниями. Первоначально при образовании Сибирской губернии 22 июля 1822 года был “вновь учреждён город Колывань и назначен он из Чаусского острога”. Город получил герб: щит, поделенный пополам, где в верхней части поля изображена скачущая лошадь, а в нижней части — жёлтый сноп, рядом с которым лежит серп.

Сибирские реформы 1822 года создали предпосылки для стабильного, хотя и медленного развития экономики и городского хозяйства Колывани. На плане города 1831 года отмечена одна богадельня, две лавки, питейный дом, соляная лавка, окружное казначейство и почтовая контора, присутственные места, полицейское управление, окружной и земский суд, деревянная церковь Святого Богоявления, а рядом с ней строилась такая же каменная.

Реформы 1822 года усилили еще одну функцию, характерную для сибирских поселений — Колывань обслуживала один из отрезков пути следования по Московскому тракту ссыльных и каторжан. Путь следования арестантских партий в Сибири был разбит на 61 этап. На каждом этапе ставились тюрьмы. Они служили для ночёвок и днёвок ссыльных и каторжан. Колывань стала также местом постоянной ссылки.

В целом, в 30-е годы по уровню развития Колывань мало в чём отставала от таких сибирских городов, как Кузнецк и Каинск. Однако были обстоятельства, которые изменили первоначальные планы по дальнейшему строительству и росту города Колывани на месте бывшего Чаусского острога. Размещаясь в узком пространстве между берегами реки Чаус и озера Подкаменного на территории 96 десятин 1052 кв. саж. (105 га), город не имел достаточного пространства для развития. Кроме того, в силу каких-то особенностей речной гидрологии еще с конца XVIII века Колывань стала подвергаться почти ежегодным наводнениям. К середине века купцы, проезжающие транзитом с караванами, стали на этом участке Московско-Сибирского тракта спрямлять путь по более возвышенной местности, оставляя в стороне лежащий в низине город. Все эти причины обусловили решение о переносе города на гористый коренной берег за восемь километров к югу от первоначального места размещения острога.

Под новый город была отведена территория площадью в 3,5 раза больше, чем в старой Колывани, “расквартированной в селе Чаусском”. И в соответствии с “высочайше утвержденным” в 1834 году планом с 1844 года началось постепенное переселение города на новую площадку. На месте бывшего города в ранге волостного центра осталось село Чаус, численность населения которого сокращалась по мере переселения жителей.

Отвод территории для нового города на сохранившихся чертежах 1830-1831 годов очертил территорию площадью в 331 десятин 116 кв. саж. (361 га). Компактный участок, расположенный на возвышенном месте, ограниченный с востока живописным изгибом и крутым склоном реки Чаус, а с юга, запада и севера — прямыми отрезками линий широтного и меридионального направлений, пересекался по диагонали Московским трактом. В центре отведенного участка по обе стороны тракта в начале 30-х годов находилось несколько строений: полуэтап со службами “для проходящих колодничьих партий”, военный лазарет, соляной магазин и каменная денежная кладовая. В юго-восточной части отвода была расположена деревня Мельникова, “заселённая заводскими крестьянами, мещанами и солдатами, дома коих ветхи и безобразной архитектуры”.

План нового города был “прожектирован” томским архитектором колежским асессором К. Турским 27 марта 1834 г. На подлинном плане рукою российского императора написано: “Быть по сему. Николай. 26 октября 1834 года”. План города, представленный в виде крупной прямоугольной сетки кварталов, ориентированных с юга на север и с запада на восток (с отклонением на 11 градусов), не учитывал направление и характерный изгиб Московско-Сибирского тракта на этом участке и нарезку улиц деревни Мельниковой. По проекту предполагалось сформировать три городские площади: Соборную и две Приходских, квартал под общественные учредения: думу, почту, полицию, присутственные места, училище, а также кварталы с усадебной застройкой, где было намечено нарезать 779 участков.

План 1834 года был сделан с большим запасом, рассчитанным на дальнейшее развитие города. Именно на основе этого плана и была позднее сформирована сохранившаяся до настоящего времени планировочная структура Колывани с чёткой прямоугольной сеткой улиц.

Начиная с 1844 года, землемерами Томского губернского управления проводилось межевание территории: отводились места, где “предположено строиться присутственным местам”, а также размечались кварталы “назначенные к застройке частными строениями” с тем, “чтобы всякий, желающий приобрести под постройку дома место, мог предварительно его осмотреть”. К 1858 году уже полностью были перемещены из села Чаусского в Колывань присутственные места, в том числе и колыванская почтовая контора. А в 1859 году на новой площадке было уже 258 домов и проживало 2760 человек. Первые дома новой Колывани строились в южной и юго-восточной части отведённой территории, вблизи деревни Мельниковой, обходя овраги, нисходившие к реке Чаус.

В 1859 году была разрешена к построению в Колывани церковь во имя Святой Живоначальной Троицы “с наименованием Соборною” по ходатайству его преосвященства Парфения, епископа Томского, перед Святейшим синодом. Церковь была заложена 15 августа 1861 года. «Тщанием прихожан» церковь была построена в 1867 году и освящена 1 октября. Собор стал первым каменным зданием в Колывани.

В 60-е годы XIX века город Колывань представлял собой важный опорный узел в сети сибирских поселений, выполнял функции обслуживания транзита по Московскому тракту и нёс миссию духовного православного центра в Приобье.

В 1881 году в соответствии с планом города 1834 года в Колывани была заложена еще одна церковь — во имя Святого князя Александра Невского, а 4 декабря 1887 года она освящена епископом Томским Исаакием.

На конец 80-х — середину 90-х годов XIX века приходится пик развития города. Если до середины века Колывань была небольшим придорожным городком, и основой её благополучия был тракт, то к 70-80 годам XIX века она превратилась в самостоятельный город, развивающийся уже за счёт собственных ресурсов. К 1881 году население Колывани насчитывало 12091 человек. Росло количество ремесленников. Появлялись первые небольшие заводы. По данным ведомости “О фабриках и заводах по Томской губернии” за 1881 год, в Колывани к этому времени имелось четыре кирпичных завода, восемь кожевенных, восемь маслобойных, два мыловаренных, три свечно-сальных и три салотопных завода. Развивалась торговля. Наряду с приезжими купцами все большую инициативу брало на себя местное купечество. Главными предметами торговли в это время были сахар, чай, мясо, бакалейные и мануфактурные товары.

Купцы, занимая высокие посты в городском управлении, часто брали на себя расходы по содержанию городских школ, училищ, лечебниц. На средства Кирилла Климовича Кривцова в 1876 году были построены два придела к собору Святой Живоначальной Троицы, а в 1887 году — церковь во имя благоверного великого князя Александра Невского. Его же усилиями был выстроен и деревянный дом, в котором размещалось открытое в феврале 1872 года приходское училище для девочек. Купец Евграф Александрович Жернаков, являясь попечителем церковно-приходской школы, подарил школе здание при храме Александра Невского. Купец 2-й гильдии почетный гражданин города Колывани Пастухов Гаврила Иванович в 1880 году построил здание городского двухклассного училища для мальчиков, попечителем которого он состоял, а в 1890 году — церковь Покрова Пресвятой Богородицы и дома для священников этой церкви.

Купцы первыми стали строить каменные особняки в Колывани. Центральные улицы города на глазах меняли свой облик. В 1889 году на Покровской улице (ныне Революционный проспект) появился роскошный особняк купца Гаврилы Ивановича Пастухова. В 1895 году на Купеческой улице (современная Советская улица) возведен дом купца Федора Кирилловича Кривцова; чуть позднее, в 1898 году на той же Покровской улице — дом купца Николая Тимофеевича Орлова. Обычно такие дома совмещали жилые и торговые функции. Построенные из хорошо обожженного камня с применением в декоре лекального и тесаного кирпича эти дома до сих пор являются важными градоформирующими элементами, определяющими облик Колывани. До настоящего времени сохранились каменные дома купцов Жернакова, Минина, Губина, Орлова, Кривцова, Карпова...

Однако основой застройки Колывани оставались деревянные рубленые дома. Большинство деревянных жилых домов было декорировано резными деталями. “Особенно большое значение придавалось украшению карнизов, оконных наличников, входов. В сочетании со сквозной резьбой применялась также и глубинная резьба.” Деревянные дома купца Кроткова Ивана Ивановича по ул. Купеческой (Советской), прасола Владимира Ефимовича Паисова по ул. Покровской (Революционный проспект), мясника Дмитрия Михайловича Титова на углу улиц Ивановской (Ленина) и Большой Мещанской, прасола Лапина Афанасия Герасимовича на ул. Озёрной (Кирова) стали подлинным украшением Колывани.

В начале XX века в городе проживало 12 тысяч человек, функционировало 5 школ, 65 промышленных предприятий с 330 рабочими. Бюджет города составлял 16,5 тысяч рублей. К сожалению, начавшийся подъём в развитии города не получил логического завершения. Прокладка Транссибирской магистрали в 50 км южнее Колывани и потеря старым Московским трактом своего значения резко изменили географию центров экономического притяжения всей Сибири. Открытие в 1897 году железнодорожного моста через реку Обь стало началом стремительного роста нового города Новониколаевска. Колывань, имевшая прежде большие потенциальные возможности для развития, осталась в стороне от транзитных связей Востока и Запада. Согласно легенде, когда в 1890-е годы выбирали маршрут Транссибирской магистрали и место для строительства железнодорожного моста через Обь, колыванские купцы предлагали Гарину-Михайловскому “мешок золота” за то, чтобы трасса прошла через их город. Подготовленный им вариант трассы спрямлял Транссибирскую магистраль примерно на 20 вёрст, но имел ряд существенных недостатков, которые признал и сам автор.
С новым центром сибирского региона — Новониколаевском — Колывань связывала ненадёжная дорога, проходящая по периодически затопляемой пойме Оби, а также протяженный участок Барнаульского тракта, идущий в обход Кудряшовского бора через села Крохалевку, Толмачёво и далее на юг. Однако неудобство транспортных связей не мешало будущему Новосибирску буквально “откачивать” жизненные ресурсы Колывани. Разбирались и перевозились в Новониколаевск целые жилые дома. Свертывались некоторые функции: в частности, был переведён в Новониколаевск этап, который обслуживал передвижение заключённых и ссыльных по старому Московскому тракту. В Колывани сокращалась численность населения. За счёт переноса колыванских домов и переезда жителей население города снизилось с 14286 в 1894 году до 11711 человек в 1897, а к 1920 году — до 10678 человек.

Время для Колывани как бы замедлило свой ход. Все это, в конечном счете, отразилось и на ее статусе. В апреле 1917 года Колывань вошла во вновь образованный Новониколаевский уезд. В 1925 году постановлением ВЦИК Колывань была преобразована в село и стала административным центром Колыванского района.

Ставший селом город превратился, по выражению М. Никитина, в “музей сибирской старины”. Прошлое на многие десятилетия застыло в старинных особняках, в затейливой вязи наличников, в не по-деревенскому широких улицах, напоминая о былом благополучии. Градостроительная среда Колывани, сохранившая следы взлёта купеческого города, но не успевшего набрать той многослойности и плотности среды, которая характерна для более крупных и древних поселений, ранима и легко может быть разрушена. И действительно, следы серии катастроф ясно читаются на теле Колывани. Не имея даже двухвековой истории, она пережила две волны разрушений и сейчас переживает третью.

Первый удар был нанесен борьбой с религией, начавшейся в 1930-е годы, что привело к утрате храмов, главной Соборной площади с общественными зданиями.

От второго удара со стороны проектной культуры 1960-1980-х годов, совпавшего по времени с включением Колывани в Новосибирскую агломерацию, на её улицах остались дисгармоничные «заплаты» из силикатного кирпича. Попытки сформировать новый административно-торговый центр из типовых зданий привели к серьёзным утратам в центральном ядре поселения.

Третий удар Колывань переживает сейчас. Выход страны из кризиса сопровождается усилением инвестиционной и строительной активности. Центральные улицы Колывани привлекают предпринимателей. Растущие как грибы «творения» диких, наспех сколоченных бригад каменщиков разрушают сложившийся образ исторического поселения. В результате всех перипетий больше всего пострадала в Колывани бывшая Купеческая улица (ныне Советская) — въезд в историческое ядро города и дорога к бывшей Соборной площади с перестроенным храмом Святой Живоначальной Троицы. Обилие средовых провалов, незастроенных пустот, наличие ветхих зданий на этой улице вызывает большую тревогу. Если не остановить происходящий процесс, Колывань может потерять важнейший ресурс, который выгодно отличает её от многих других поселений.

В настоящее время для развития Колывани снова складывается благоприятная ситуация: вблизи поселения прокладывается дорога федерального значения, которая обеспечит связь с правобережьем Новосибирска и международным аэропортом Толмачёво, рядом с Колыванью пройдет новая дорога на Томск и, возможно, найдут своё применение перспективные месторождения радоновых вод. От того, как будут решаться вопросы регенерации историко-градостроительной среды Колывани, зависит — сможет ли Колывань вновь стать центром притяжения людей и получить новые источники будущего развития.

Регулярность планировки, широта улиц, «близость неба» и природы — важные отличительные черты Колывани. Её архитектурное наследие, восстановленная в 1990 году окраинная церковь св. Александра Невского, каменные купеческие особняки, общественные здания с их неповторимой стилистикой, большое количество деревянных домов с прекрасной архитектурой — все это является национальным достоянием и нуждается в охране.